Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: шут (список заголовков)
13:16 

Ночь

Шевелящееся отражение ночи – красиво? Колокольчик покачивается, но ветра нет. Дин-дон. А вы когда-нибудь видели зеркальные колокольчики? Они искажают все, что им приходится отражать. Просто когда-то очень давно они выросли на фонарях, но те еще не горели и колокольчики не знали, что позже им суждено было отражать то, что будут выхватывать из густой, как домашний кисель, темноты высокие фонари. Так с тех пор и бродят по мостовым города кореженные отражения. «Дин-дон,» - говорят они, ибо никогда не слышали иных звуков. Дин-дон, - вторят им зеркальные колокольчики и снова отщипывают от мягкой тьмы небольшие кусочки для новых отражений.

Шут не любил освещенные улицы, на них было слишком много искривленных отражений. Он предпочитал слушать чарующий перезвон колокольчиков издали. Дин-дон, - пели колокольчики. Диньк-звеньк, - тихо, насмешливо брякали бубенчики на колпаке. Шут качал головой и улыбался нарисованным ртом. По-настоящему улыбался. Так-то улыбка у него была всегда – нарисованная. Он так привык к ней, что не верил, что может быть иначе. Как это – человек без Улыбки? Именно поэтому он не любил отражения. Они вообще не могли улыбаться: у них не было ни ртов, ни даже глаз, чтобы выразить счастье, радость или печаль. Они только скользили по маслянисто блестящим мостовым там, где светили фонари, и тихо, шепотом вторили звону колокольчиков. В тайне Шут сам боялся стать таким отражением, ведь тогда тогда он не сможет ни улыбаться, ни прятаться в темных закутках окраин. «Диньк-бреньк,» - ободряюще звякнули бубенцы на колпаке, - «не бойся, Шут, у тебя есть мы. Диньк. Диньк.»

Привычно скользящие по своим несуществующим делам отражения в страхе метнулись в стороны и испуганно прижались к фонарным столбам. По мокрой брусчатке мостовой пропрыгало, звеня, серебряное кольцо. «Тинь-тинь-тинь,» - отчаянно звенело оно, ища своего хозяина. Он наверняка потерял его в суете большого города, а теперь хозяину, должно быть, грустно. Но нет. Никто не искал кольцо. «Тинь,» - грустно сказало оно, - «я никому не нужно,» - и остановилось, прервало свой путь прямо у чьих-то ног, обутых в странные ботинки с длинными загнутыми носами.

Под ноги Шуту упало кольцо. Маленькое, тонкое серебряное колечко. Когда-то очень давно, когда он еще не сбежал в этот город отражений, Шут видел похожие на тонких девичьих пальчиках. Кольцу было грустно. Оно потеряло хозяина, а тот не захотел искать маленькую побрякушку. «Бедняга,» - подумал Шут, качая головой, и поднял колечко. Оно с трудом налезло ему на мизинец, но так было правильно.

Дин-дон, - звенели зеркальные колокольчики. Дин-дон.
По белой-белой щеке Шута пробежала маленькая, никому не заметная слезинка. А там, где она пробежала, сама собой нарисовалась острая полоска с маленькой звездочкой внизу.

@темы: Шут

18:13 

Шут быстро шагал по булыжной мостовой. Ему не нужно было смотреть по сторонам, чтобы видеть растущие на этой улице дома: он проходил здесь еще вчера, а за одну ночь дома не вырастают. А вот какая-нибудь кочка вполне могла выскочить, щедро политая ночным дождем. Однако кочек на пути Шута не попалось. Зато, увлеченный пересчитыванием брусчатки под ногами, он не заметил тяжелого бронзового колокольчика, который, желая, видимо, поиграть, пребольно стукнул единственного обитателя Города по лбу. Шут потер ушибленное место, поправил колпак и беззлобно погрозил кулаком обидчику.
- Еще раз так сделаешь – язычок вырву. – Пообещал он и продолжил свой путь. Сегодня должен прийти Кот. Это был редкий гость в Городе, и Шут был рад. Он, конечно, любил Город который мог бы назвать своим, если бы сам не принадлежал этим улицам, переулками и площадям.
Солнце щедро золотило острые двускатные крыши, подсвечивало темные флюгеры и всячески демонстрировало свое расположение, мол, смотрите, какое я хорошее и доброе, и наслаждайтесь, пока можете. Шут и наслаждался. А что ему еще оставалось? Такое вечера в Городе – не редкость, но все равно в добром, но давно застывшем сердце обитателя Города каждый раз просыпалось трепетное, непонятное чувство. Возможно, что это и была пресловутая любовь к месту, о которой нередко упоминал Кот.
Так или иначе, а песок в единственных в городских часах невозмутимо пересыпался из средней части стеклянного тела в нижнюю. Шут покачал головой (бубенцы на колпаке лениво брякнули) и ускорил шаг. Кот говорил, что ему трудно было пересекать границу, а заставлять ждать гостя в таком случае просто невежливо.
- Здр-р-равствуй, - мурлыкнуло под ногами. – Не наступи мне, пожалуйста, на хвост.
читать дальше

@темы: Кот, Шут

Город зеркальных колокольчиков

главная